Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Kelly

Стихи, как много их вокруг...

Оригинал взят у sanin в Жироскопы

А тут обратная последовательность:



«На аллее Занимательной науки (у пл. Пятилетки) расположены следующие пункты:

1. «Занимательная физика и математика»; чудесные маятники, жироскопы, волновая машина, жидкий воздух, эфирный двигатель, магдебургские полушария, «чудесные лампы», сухой лед, оптические иллюзии.

2. «Занимательная химия»: самозажигающиеся свечи, искусственное золото, секретные чернила, вода из огня, синий и красный фонтан,, магическая картина, красная роза из белой, цветы без цвета, загадочный фонтан, огненный дождь, химические мотыльки, мгновенная цветная
фотография.

3. «Занимательная минералогия»: камни с неба, радуга из камней, жидкие и летучие камни, термометр, ледяные цветы, черное золото, вечно светящаяся и вечно нагретая соль, глины, драгоценные камни.
На этой же аллее находятся пункты: "Техника связи", "Архитектор", "Металлургия", "Энергетика", "Электротехника", "Проблемы третьей пятилетки", "Революционеры сельского хозяйства".


[Парки культуры и отдыха Москвы: краткий справочник на летний сезон 1938 г. Управление культурно-просветительных предприятий Моссовета. Москва. 1938. С. 22-23]

Kelly

Мой край родной

АЛЬФРЕД ГОНГ


БУКОВИНА


Так именовали этот край славяне. Бухенланд,
страна буковых рощ - говорили швабы-поселенцы, здесь
присягая на верность короне Марии Терезии.
Звезды пограничья выглядят по-особому -
как плоды, как проросшая озимь,
как легендарные сокровища турок -
имея обыкновение перемигиваться в криницах.

На юге - румынские крестьяне, выбеленные
домики, добрые комнаты пахнут грехом.
Попы, разбойничьи головы, пьют
во здравие своих господарей. Возвращение на родину:
божья коровка в кукурузе. Тени под иконами
обладают подъемной силой.

Севернее Карпат архаический свет луны
застревает в шерсти бесчисленных овечьих отар.
Гуцулы, ссутулившись в седлах, едут под дождем
скифских стрел. На перепутьях
подстерегают волчьи огни, сам дьявол
заунывно пиликает на скрипке.

Рождественская ночь в долине. Рэбе Мороз,
распушив белоснежную бороду, танцует в снежной замяти
весь в снегу на снегу -
под снегом спит вся Садагура.

Перевод с немецкого: ИГОРЬ БЕЛАВИН
Kelly

Русская поэзия: Юнна Мориц

М О Й   К Р Ы М   –   С О К Р О В И Щ Е   М О Ё


  • Не нам ли суждено изжить
    Последние судьбы́ Европы,
    Чтобы собой предотвратить
    Её погибельные тропы.
              Максимилиан Волошин

    Пускай бандеровский майдан получит "Орден русофоба".
    Закрой, Россия, свой фонтан, что русофобам льёт деньгу,
    Мешая бандеристам быть в Европе, там, где не стыдоба –
    Россию подло оболгать, России гадить, как врагу.

    Пусть русофобам прекратит Россия отвечать любовью,
    Пусть русофобский паханат летит в объятья всех держав,
    Такой бандит пускай звездит, Европу освежая новью –
    Во всей бандеровской красе, где жар погромов моложав!..

    Пускай Россия, наконец, себя полюбит так же страстно,
    Как русофобов, прекратив платить им бешеной деньгой –
    За яд фашизма!.. И тогда бандеролюбам станет ясно,
    Что нет в России дураков, ищите их в стране другой!

    И Севастополь – не дурак, и Крым – не кролик для удава,
    Чтоб для бандеровских мерзот открылся в Крым свободный въезд.
    И пусть Россия, наконец, заявит о защите Права
    На Жизнь!.. В Крыму не будет мест, где победит фашистский крест.

    Пусть русофобствует майдан в Европе! "Орден русофоба" –
    Ему награда за погром, за огнемётное зверьё.
    Но с этим орденом в Крыму – позор, как с "Орденом микроба".
    Художник, музыкант, поэт, мой Крым – сокровище моё.



    Рейхстаг приветствует объявление Гитлера об аншлюсе
    http://eska.livejournal.com/2124813.html
    Kelly

    Генрих Сапгир

    ПОДМОСКОВЬЕ


    собака между бежит деревьев
    утро и снег к дальнему корпусу
    жемчужное смотрит - сорока осыпала -
    небо в березах - хлопья с окна

    люди или радио - все равно проснулись
    новый или давний - четче и светлей
    то ли прилагаетс то ли привыкает
    когда просторно и много воздуха

    идешь иду идет я вижу
    видят меня: вот он - слабо любопытствуют
    к воротам автобус собака понюхала
    тут была! где она? - сумка с теткой

    снег упал в снег - и сразу приблизился
    рокот - катер в марте? прямо на шоссе?
    скорей электричка - и зеркало озера
    вдаль рассекая она удаляется

    солнце и фанера - сырость и шкафы
    в пустующей ходят... щель на цепочке
    это уже осень: золотые шары
    сунул конверт: "вам? почта"

    "что бы это..." шарит "как всегда" очки
    штемпель - захолонуло - сразу запотели
    "так и знала" все темно... полотенцем вафельным
    обтиралс по утрам... в Крым еще хотели...

    ржавчина окрасила (грузовик и выстрелы)
    брусь эстакады - строили зека (когда-то)
    в электричке душно - взяли бы да выстирали
    всю эту толпу - сквозь туман закат

    вот неярким парком толстый нос в ушанке
    на крыльце по-прежнему крутятся хвосты
    "света нет" "монтера нет" "срочно" "подождете"
    век бы оставаться - уедем поскорей
    Kelly

    Song a Night...

    «Я за то, что бы Федеральная служба безопасности была переименована в Комитет государственной безопасности», - заявил в интервью радиостанции «Говорит Москва» депутат от фракции ЛДПР Андрей Луговой.

    «Вчера на заседании оргкомитета по подготовке к празднованию 110-летия ИТАР-ТАСС была поддержана инициатива агентства о возвращении к прежнему названию - ТАСС.
    »

    Back in the USSR

    Grace

    Разрешите процитировать...

    21 марта: В военно-морской академии им П.С. Нахимова в Севастополе во время построения состава для смены флага с украинского на российский, группа курсантов вышла и спела гимн Украины. Их пытались заглушить с помощью оркестра. Однако курсанты допели гимн до конца, отдали честь и вернулись в здание училища.


    Когда мы спрячем за пазухи
    ветрами избитые флаги
    и молча сожжём у берега
    последние корабли,
    наш маленький барабанщик
    уйдёт за вечерним солнцем
    и тонкой блестящей льдинкой
    растает в жёлтой дали.
    От горького пепелища,
    от брошенных переулков,
    где бьют дожди монотонно
    по крышам, как по гробам,
    от злой измены, что рыщет
    в домах опустелых и гулких,
    наш маленький барабанщик
    уйдёт, не сдав барабан.
    Но есть утешенье - как будто
    последний патрон в обойме, -
    последняя горькая радость,
    что каждый из нас был прав.
    И вот потому над планетой
    шагает наш барабанщик -
    идёт он, прямой и тонкий,
    касаясь верхушек трав.

    Владислав КРАПИВИН

    "Я люблю Украину, там не раз печатались мои книги, там живут мои читатели — взрослые и ребята. Дай Бог мира и благополучия этой стране. Но Севастополь — часть русской земли, гордость русского народа, и стремление националистов и бандеровцев зачислить его в местные пригороды и запретить жителям его говорить и писать по-русски — это посягательство на логику и здравый смысл…

    Речь идет даже не об административной принадлежности какого-то населенного пункта к той или иной державе. Это дело политиков: лишь бы они не допустили зверства и кровопролития. Но надо понимать, что Севастополь в любом случае НАШ город и что при звуках песни «Легендарный Севастополь» у многих из нас сжимаются сердца.

    Очень жалею, что оживший детский ревматизм военного времени не дает мне поехать туда, на берега любимых бухт и Херсонеса и оказаться рядом с теми, кто отстаивает независимость и достоинство Севастополя. Но я уверен, что жители города-героя проявят твердость и мужество, не дадут развязать вражду, подобную той, что была на Майдане. А мы давайте протянем севастопольцам свою дружескую руку и скажем: «Мы с вами!»


    Владислав Крапивин, 5 марта 2014 г.
    Grace

    Поэзия 21-го века: Станислав Львовский

    ну чего? и стоишь не туда,
    и смотришь не то, и видишь не тех.

    вот она: пахнет ветром,
    ржавым визжит полотном,
    говорит вперебой с постным борщом,
    с котлетами на воде, на ржаном,
    галицийском, чёрством, пустом.
    говорит с тридцать девятым горящим,
    с ополовиненным сорок первым,
    с сорок вторым пропащим.

    как поёт батум, засыпает сухум,
    го́ри горит в ночи, ростов спит на печи,
    lietuva колышется, как трава,
    а москва — как всегда, ну чего москва.

    суздаль трогает слепыми руками весну,
    грызёт аральскую солонину со дна,
    со слезами вместе глотает блесну.

    куда ни встанешь лицом — зима.
    горяча заслонка печи, как живот жены.
    в поддувало по́тьмы сочится тьма,
    полёвки в подполе смотрят сны.
    видят во сне чёрное полотно,
    белые простыни ашхабада, немое кино,
    веру коровью, холодную мутную сулему.

    ну, чего смотришь волком, юлой, волчком?
    подумаешь, на выселках живёшь обиняк.
    сам же знаешь, стоишь не за тех, думаешь не о том,
    говоришь не то и живёшь не так.

    покури напоследок в тамбуре, глядя на снег и шум.
    проводницу, юлечку, трахнул, — не жмись, заплати за бельё.
    а уснёт — смотри: сухиничи проплывают мимо, полыхает сухум,
    суздаль трогает лоб литве, вспоминая лето, море, как он её.

    всё, что ты считал своим, — не твоё.