February 25th, 2014

Grace

Украинская поэзия: Юрій Iздрик

чорним димом
білим димом
налітає щось незриме
хижим птахом
марним птахом
смородом війни
ти стоїш над рівнем моря
де повітря ще прозоре
та ростуть у полі зору
воїни стіни
світ старий давно в опалі
осипається помалу
заголяють океани
рівне сіре дно
десь на трасі в межичасі
ми своє згубили щастя
та воно немов причастя
прийде всеодно –
перемир'ям або миром
волонтером дезертиром
пряним вітром
чесним птахом
чистим полем – теж
ти летиш над рівнем моря
невагома і прозора
я — в тобі і наше тіло
вже не знає меж
Grace

О поэзии

Вислава Шимборска

В честь моей сестры

Моя сестра не пишет стихи
и вряд ли она вдруг начнет писать их.
Она вся в мать — та тоже не писала стихов,
а также в отца, который, как и мать, не писал стихов.
Мне очень хорошо под крышей ее дома:
муж моей сестры скорее умрет, чем станет писать стихи.
И несмотря на то, что я начинаю повторяться,
правда заключается в том, что никто из моих родственников
никогда не писал стихи.

В ящиках письменного стола моей сестры нет старых стихов,
а в ее сумочке вы не найдете новых.
Когда моя сестра приглашает меня на обед,
я знаю — она не будет читать мне свои стихи.
Ее супы прекрасны и без этого,
и ее кофе никогда не прольется на рукопись.

Есть много семей, где никто никогда не писал стихи,
но, как говорится, в семье не без урода: поэзия,
если она случается, начинает протекать сквозь поколения,
образуя водовороты, в которых может погибнуть любое
семейное счастье.

У моей сестры не так уж плохо с устной речью,
но ее письменное наследие состоит лишь из открыток,
которые она пишет в отпуске, каждый год обещая,
что когда она вернется, ей будет
так много
много
много,
что рассказать мне.

Перевод Глеба Шульпякова